Эта реальная история.

Эта реальная история. Сергей (имя по его просьбе мы изменили) долгое время работал опером в одном из московских УБОП. Затем ушел на пенсию и открыл свой бизнес — булочную-кондитерскую. Работает он месяц, работает другой, и тут к нему заявляются два лихих джигита. Дети гор сразу взяли быка за рога: — Ти нам дэнэг дольжен. — За что? — Ми твоя крища. — Сколько денег-то? — Дэсят тысяч. Ну, думает Серега, будут вам деньги. — Ребята, все понимаю, но нет у меня здесь такой суммы, это ж одна из моих торговых точек, а крупную наличность я держу в офисе, поехали туда, я вас к своему кассиру отведу, он вам все и отдаст. У бандитов глаза загорелись: сеть торговых точек, офис в центре! «Щас, — думают, — прикрутим бизнесмена по полной». Серега, не будь дурак, садится в машину и везет братков в родной УБОП. А там полным ходом идет ремонт, фасад обновляют, табличка снята, в коридорах краска-шпатлевка. Заходят в здание. У Сереги полно знакомых: полгода назад уволился. Все с ним здороваются, жмут руку. Братки на понтах, убоповские опера на них косятся, не могут понять, в чем дело. — Серега, кто это? — Да моя крыша, вот к кассиру за деньгами идем. Опера приветливо улыбались джигитам и неторопливо следовали за троицей. А Серега тем временем подвел джигитов к кабинету своего бывшего начальника. Вошли, поздоровались. Бывший опер, указывая на человека, сидящего в кресле, говорит браткам: — Ну вот тот, о ком я вам говорил. — Эээ, слющай, ти нам дэнэг должэн, — насели горцы на полковника. Старший офицер управления по борьбе с оргпреступностью смотрит на джигитов и не может понять, в чем дело. — За что деньги-то? — Как за что? За крищу. — Так за крышу мы деньги на ваш счет в конце прошлой недели перевели… Около приоткрытой двери уже собралась группа корчащихся в конвульсиях оперативных сотрудников. — Эээ, какой счет, баран! Двадцать тысяч давай! — Серег, че это за клоуны? — возмутился убоповец. — Как чего? Крыша, вы разве не поняли? Полковника осенило! Он затрясся мелкой дрожью и, не отрывая взгляда от джигитов, начал судорожно шарить по ящикам стола. Наконец табельный пистолет был найден. — Да я вас, уродов, прямо здесь положу! — Э-э-э, ти нас пистолэтом нэ пугай, давай дэнги, проблеми будут. Опера в коридоре уже ползали по полу, из последних сил пытаясь сдержать приступы гомерического хохота. Несмотря на браваду, вид пистолета начал пробуждать в незадачливых братках проблески интеллекта. Обернувшись на хохот оперов, они почувствовали себя как-то неуютно. — Ребята, вы, что такое УБОП, знаете? Улыбнитесь, вас скрывают скрытой камерой, — поведал кавказцам Серега. Через минуту оперативники, утирая слезы, джигитов скрутили и вывели из кабинета. — Серый, если б ты сейчас у меня работал, я б тебе за такие шутки строгача влепил, — только и смог выдавить из себя полковник.